Левый Фронт Санкт-Петербурга
Суббота, 07/Дек/2019, 04:50:21
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории каталога
Греция. Восстание... [25]
Главная » Статьи » Греция. » Греция. Восстание...

Радикальная левая в Греции на перепутье:
Радикальная левая в Греции на перепутье:
куда пойдет восстание?

31 января на стадионе Спортинг в Афинах (Греция) состоялось важное политическое дискуссионное собрание. Присутствовало более 2000 левых активистов, приехавших со всей Греции, чтобы обсудить кризис, декабрьское восстание и его перспективы.
Собрание прошло по призыву 10 организаций крайней левой, которая в Греции сгруппирована в виде двух объединений-«фронтов»: MERA (Фронт радикальной левой), включающий: Новое левое течение (NAR), отколовшееся от Компартии Греции в 1989 г., Рабочую революционную партию (EEK) – греческую секцию Координационного комитета за воссоздание IV Интернационала (CRFI), небольшую маоистскую группу EKKE и независимых левых; и ENANTIA (Объединенная антикапиталистическая левая), куда входят: SEK/SWP – единомышленники британской клиффистской SWP, две группы последователей Альтюссера, греческие сторонники французской LCR (Революционной коммунистической лиги) и некоторое количество независимых.
Первоначально был представлен доклад, подписанный почти всеми организациями, за исключением одной «черной овцы» – EEK. Линия раздела стала ясна в ходе дискуссии.
Во время декабрьского восстания 2008 года буря привела в движение различные политические тенденции внепарламентской левой, сближавшиеся и/или конфликтовавшие друг с другом. Общественный взрыв после убийства юного Алексиса [Григоропулоса] вывел на авансцену свежие силы сопротивления, вступившие в столкновение не только со спецподразделениями полиции, капиталистическим государством и правительством убийц, но и со всей буржуазной политической парламентской системой, с официальной левой, включая и закоснелую сталинистскую Компартию, которая была и до сих пор остается враждебна восстанию, и профсоюзную бюрократию, и все политические, социальные и культурные институты существующего истэблишмента. Многие черты мая 68-го появились вновь спустя сорок лет после французских событий.
Силы сопротивления – молодое поколение ненадежного и дешевого «неформального» труда и хронической безработицы, чья жизнь в настоящем – это нищета в мире без будущего, – вышли за рамки оформленных организаций крайней левой и даже анархистских сетей, и их движение продолжается за этими рамками, хотя и анархисты, и крайняя левая активно действовали с самого начала восстания. Но по мере того, как восстание ширилось, крайне левые группы все больше начинали устраняться от прямого действия, до тошноты повторяя, в самых извращенных формах, избитую критику «стихийности» и тезис о необходимости «центрального политического требования», ассоциируемого прежде всего с перспективой досрочных выборов. EEK была против любого отступления; по всем направлениям она была вовлечена в прямое действие, готовая учиться на этом уникальном историческом опыте, открытая новому. Каждый момент мы стремились анализировать ситуацию, выступая со своими программными предложениями, борясь прежде всего за организацию рабочим движением всеобщей политической стачки с целью свержения правительства, чтобы открыть путь к социалистическому выходу из кризиса и установлению рабочей власти.
Помимо сталинистов, посвятивших две статьи (одна из них – редакционная передовица в их ежедневной газете) клевете на EEK как на «агентов-провокаторов», нас начали обвинять в «полуанархизме», «ультралевизне» и «фетишизме прямого действия» оппоненты внутри крайней левой, в том числе некоторые из наших давних союзников из NAR. Одновременно большинство NAR (внутри NAR была сильная оппозиция этому шагу) пошло на сближение с ENANTIA, в частности с греческими клиффистами из SWP, и начало подготовку к совместной встрече с целью объявить о «единстве антикапиталистической левой» и общем избирательном списке на европейских и национальных парламентских выборах.
Результат этого сближения отразился в программных пунктах и предложениях общего доклада, представленного на собрании на стадионе Спортинг. Вся концепция подчинена сегодняшним европейским дискуссиям и приготовлениям, связанным, в частности, с предстоящим учредительным съездом Новой антикапиталистической партии во Франции, инициированным LCR, равно как и с катастрофическим опытом “Respect” в Британии и Rifondazione в Италии. Предпринимаются усилия по созданию «широких антикапиталистических партий или фронтов», в которых могли бы сосуществовать реформистские и революционные течения. «Антикапитализм» определяется как любое движение против капитализма, но не обязательно в революционном направлении, от левой социал-демократии до революционной (или экс-революционной) левой и анархистов. Производится отказ от любого размежевания между реформой и революцией во имя «единства». Электоральные цели такого рода «перегруппировки сил» сочетаются с множеством «движенческих» инициатив на основе социального и пацифистского активизма (если не прикрываются ими).
Не случайно собрание на стадионе началось с зачтения выдержанного в этом духе послания LCR, подписанного Аленом Кривином и Иваном Лемметром. Предложенная «Инициатива единства и совместных действий антикапиталистической левой», предполагающая союз MERA и ENANTIA, с эволюцией в сторону общего избирательного списка на предстоящих выборах, была провозглашена аналогом опыта Новой антикапиталистической партии (NPA) во Франции.
Несмотря на претензии на демократичность, процедуры были бюрократически определены заранее таким образом, чтобы не допустить реальной дискуссии. Список выступающих был предварительно согласован лидерами SEK/SWP и большинства NAR и утвержден за несколько дней до собрания. (Невыбранный) президиум хотел воспрепятствовать тому, чтобы единственная организация, заявившая себя оппозицией, – EEK, – получила слово более чем на 5 минут! Они исключили из списка ораторов хорошо известных товарищей – лидеров значительных выступлений борющегося промышленного пролетариата (например, увенчавшейся успехом забастовки на большой бывшей фабрике Пешине в Беотии) или муниципальных депутатов в рабочих районах. Нам пришлось вести борьбу даже за то, чтобы добиться выступления товарища Катерины Матса – известнейшего представителя греческой революционной левой благодаря ее борьбе, на протяжении десятилетий, за общественное движение против наркомании! В конце концов они дали возможность обратиться к собранию с изложением своих «еретических» взглядов только ей и генеральному секретарю EEK Савасу Михаилу-Матсасу.
С точки зрения EEK, кризисом режима в декабре открылся новый период бурь, полный зигзагов, но четко ставящий именно вопрос: «Какой класс способен предоставить выход из капиталистического кризиса и должен стать правящим в обществе?» Мы не отрицаем, а подчеркиваем необходимость единства действий всех левых и выражающих интересы народных масс сил в любом конкретном объединении-фронте – в защиту права на труд и всех требований рабочих, против приватизации и увольнений, за бесплатное общественное образование и здравоохранение, за свободу против государственных репрессий и зверств. Но мы настаиваем на том, что всемирный капиталистический кризис влечет революционные последствия. Нас обвиняют в том, что мы – «катастрофисты», усматривающие «линейную связь» между борьбой за свержение правого правительства и борьбой за власть рабочих. Это ложь. Мы боремся за свержение и нынешнего, и любого капиталистического правительства путем массовых действий, подчеркивая, что только рабочее правительство, опирающееся на мобилизованные, самоорганизованные массы, способно удовлетворить насущные нужды масс, экспроприировать банки и закрываемые фабрики без компенсации под контролем рабочих, аннулировать внешний долг международным ростовщикам финансового капитала, вышвырнуть вон НАТО, НАТОвские военные базы, всех империалистов США и Евросоюза, превратить страну в бастион борьбы против империализма и за социалистическое объединение Балкан, Европы и мира.
В противоположность «максималистским» взглядам EEK, другие организации отрывают борьбу за свержение нынешнего правительства от любой перспективы установления власти рабочих, которая остается для них «преждевременной». Даже декабрьскому восстанию, на их взгляд, недостает классового характера, поскольку официальные профсоюзы не были в массе своей мобилизованы. Абсолютно неверно видеть в этом социальном восстании акцию неклассовой молодежи и неких люмпенских или деклассированных элементов. В большей или меньшей степени – это мейнстримный буржуазный взгляд. В действительности страна и Европа находятся в процессе перехода от потрясений наподобие этого восстания и всеобщей забастовки во Франции к революционным ситуациям, порожденным всемирным системным кризисом капитализма. Вопрос не в том, как скоро рабочие возьмут власть, но в том, в каком направлении нужно двигаться, начиная с настоящего момента.
Второй пункт программного противостояния был связан с отношением к Европе. EEK борется за революционный разрыв с Евросоюзом, за его ликвидацию и социалистическое объединение европейского континента в Соединенные Социалистические Штаты Европы. Другие организации и представленный на собрании доклад призывают к «антикапиталистическому разрыву» с ЕС, отвергая любую борьбу за социалистическое объединение Европы. Ясно, что с такой, по существу националистической, программой мы не можем согласиться; немыслимо объединение даже в рамках единого списка на предстоящих европейских выборах.
Это не тактический вопрос в ситуации, когда для того, чтобы противостоять прямой угрозе маргинализации левых буржуазными партиями, мы должны сформировать временный избирательный блок рабочих партий для завоевания места [хотя бы одним] представителем рабочего класса. В нынешних условиях революционная левая на предстоящих выборах (европейских или национальных парламентских) должна использовать эту возможность для успешной пропаганды революционной коммунистической альтернативы буржуазному тупику и «левоцентристским» сценариям (например, коалиционному правительству PASOK и SYRIZA, в духе [итальянского варианта] Проди).
Лидер SEK/SWP Панос Гарганас в своей речи ясно дал понять, что его организация (и ее союзники в ENANTIA и, к сожалению, в MERA) рассматривают «выборы как главную область политической деятельности». Катерина Матса из EEK ответила на это, что главной областью политической деятельности является сама область классовой борьбы, а не парламентская система, контролируемая классовым врагом.
EEK осудила недемократические методы, с помощью которых фабрикуется фальшивое единство «сверху» из соображений электоральной выгоды. Мы потребовали от национальной конференции MERA принять решение о дальнейших действиях и не принимать без голосования ультиматум, представленный на собрании руководящими группами ENANTIA и большинства MERA, за что несут полную ответственность лидеры NAR.
К неожиданности для них, выступления двух ораторов EEK были восторженно приняты абсолютным большинством участников собрания, очень часто прерывавшим их оглушительными аплодисментами, особенно тогда, когда излагалась революционная коммунистическая альтернатива. Наше вмешательство вызвало кризис в рядах наших оппонентов и бывших союзников, поскольку мы дали очень ясно понять, что мы отказываемся следовать по этому ликвидаторскому пути в реформистское болото и отказываемся повторять катастрофу, постигшую британскую коалицию “Respect”, или присоединяться к фальшивому проекту NPA во Франции. Наша позиция непоколебима. Тем не менее, мы приняли предложение руководства NAR провести с ними обсуждение на двусторонней встрече на следующей неделе. Они заявляют, что «громкие аплодисменты EEK означали призыв… оставаться в MERA»; мы уже ответили публично, что не EEK откалывается от MERA, а наоборот – NAR отходит от революционного политического курса, за который MERA борется уже на протяжении десятилетия.

Между тем, пока «традиционные» организации крайней левой участвовали в мероприятии на стадионе Спортинг, молодые артисты и другие силы сопротивления оккупировали Национальный оперный театр, требуя освобождения арестованных в ходе восстания, солидарности с болгарской героиней рабочего класса Костадиной Куневой и реальных условий для художественного творчества – «трансформации искусства в восстание». Они переименовали Национальный оперный театр в «Восставшую народную сцену» и организовали на афинских улицах фестиваль – очень далекий от предвыборных треволнений. Они лучше знают, что является «главной областью политической деятельности».


Савас Михаил, 2 февраля 2009 г.

Категория: Греция. Восстание... | Добавил: lefr (15/Фев/2009)
Просмотров: 518 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
0
1 Patch  
Economies are in dire stratis, but I can count on this!

Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2019 Бесплатный хостинг uCoz